Спілкування > Гумор та цікаві історії

Легенды и мифы о собаках

(1/3) > >>

SOLEDAREX:
Легенда о происхождении борзой собаки«Однажды царь Соломон, согласно повелению, полученному от Бога, приказал всем животным явиться на общий конгресс, на этом конгрессе каждое из них должно было высказать свои нужды и желания и взамен того выслушать как внутреннюю организацию каждого, так равно и его отношение к другим созданиям Творца.

По зову царя собрались на съезд все животные за исключением только ежа. Разгневанный таким неповиновением пророк обратился к предстоящим членам конгресса с вопросом — не вызовется ли кто из них отправиться на поиски ослушника. Из среды множества животных выступили всего два охотника: лошадь и собака. В глазах их светилось желание и готовность исполнить волю царя. Лошадь сказала: «Я найду непокорного, я выгоню его из логова, но я не в состоянии буду взять его, для этого слишком велик мой рост, и к тому же ноздри мои не защищены от уколов ежовых игл».

Собака же заявила: «Мне не страшны колючие иглы, но моя морда слишком толста, и я не буду в состоянии просунуть ее в логово ежа в случае, если он скроется туда прежде, чем я схвачу его».
Выслушав это, пророк произнес: «Да, вы правы. Но я не хочу безобразить лошадь, уменьшая ее рост, это было бы очень плохой наградой за ее усердие и повиновение. Лучше же я прибавлю красоты собаке, чтобы наградить высказанное ею рвение». Сказав это, царь взял морду животного обеими руками и до тех пор гладил ее, пока она не сделалась совершенно тонкой и заостренной. Тогда все присутствующие увидали, что собака превратилась в стройную изящную борзую. Оба добровольца немедленно пустились на поиски и вскоре представили царю упрямое животное.

Царь Соломон был очень доволен, ежа строго наказал, а к лошади и собаке выказал особую милость: считая послушание и исполнение велений высшим достоинством всякого создания, пророк, избранник Бога, сказал лошади и собаке: «Отныне вы будете спутниками человека и первыми после него перед лицом Бога».

А. Чайковский, записавший эту легенду в XIX веке, рассказал далее о том, что в Турции люди строго придерживались изречения Соломона. «В этом собственно, — отмечает автор, — и следует искать причины особенной любви их к лошадям и борзым собакам; по крайней мере, этим объясняют и извиняют ту терпимость, с которой они относятся к присутствию борзых в своих комнатах, несмотря на то, что борзая принадлежит все-таки же к зоологическому виду собак, а всякая собака вообще считается у них нечистой, борзой в этом отношении делается исключение. Так, например, вычистив скребницей свою лошадь, потрепав и погладив ее, мусульманин может идти на молитву в мечеть, совершив лишь те омовения, какие пожелает, так как он не утрачивает при этом своей телесной чистоты, как это бывает при соприкосновении с вещами, считающимися нечистыми по правилам магометанской религии. То же самое и относительно борзой собаки: лаская и гладя ее, правоверный не теряет чистоты своей и после этого может прямо сесть на маленький коврик, на котором мусульманин читает свои молитвы.

Остальные животные не имеют таких привилегий, например, буйвол и вол пользуются большим почетом в качестве помощников при обработке земли, производящей хлеб, баран — в качестве жертвенного животного, кошка — в качестве животного, полезного в домашнем хозяйстве, но несмотря на это все они нечисты. Так, если кошка потрется о платье мусульманина, он должен непременно сменить его или вычистить прежде, чем идти в мечеть, причем уже необходимо полное омовение.

Борзые служат предметом нежных забот и ласк для мусульманских женщин. На зиму они шьют им теплые покрывала. На лето — легкие плащи, чтоб предохранить их от назойливости мух и других насекомых. Все это делается со вкусом, изяществом и даже некоторой роскошью. Борзой делается особая постель, кормят ее питательной, но не тяжелой пищей, главное основание которой составляет мясо. Арабы дают своим борзым также финики в виде теста и верблюжье молоко, по мнению бедуинов, имеющие свойство укреплять легкие и сообщать скачке собак большую легкость. У татар, живущих в Добрудже, постель борзой устраивается на верхушке крыши, рядом с гнездом аиста, который почитается как птица, приносящая благополучие дому. Собака поднимается в свое отделение по особо приспособленной для этого лестнице. Над постелью ее делается иногда даже зонтик из камыша, чтоб защищать ее от солнца. В этом уютном помещении она отдыхает спокойно, здесь не тревожат ее блохи и разные насекомые, которые мешают обыкновенно собаке спать, отчего слабеют ее силы и падает энергия«. Доброе отношение человека к своему четвероногому товарищу имеет очень глубокие корни на Востоке. «Умом собаки держится мир», — так говорится в «Авесте» — древнейшем религиозном и культурном памятнике Востока, представляющем собой собрание песен, легенд и священных книг.

В «Авесте» много и подробно говорится о собаках и даже даются наставления, как нужно обращаться с ними: как их кормить и содержать; устанавливаются довольно суровые наказания за плохое отношение к этому животному. Там же говорится, что тому, кто бьет собаку, предстоит тяжелая жизнь, полная всяческих неприятностей: «Собака сторож и друг, данный тебе… она не просит у тебя ни одежды, ни обуви. Она помогает тебе ловить добычу, она караулит твое имущество, она забавляет тебя во время твоего досуга. Горе тому, кто ее обидит или пожалеет для нее здоровой пищи. Душа такого человека после смерти будет бродить вечно в уединении: даже и собака не выйдет к нему навстречу».

Предписывая заботиться о собаках, «Авеста» дает, в частности, такие наставления: голодную собаку надо покормить; когда щенку исполнится шесть месяцев, его должна кормить семилетняя девочка. Забота о собаке вменяется в такую же обязанность, как охрана огня. Упоминается в «Авесте» о назначении собак: они поделены на сторожевых, охраняющих дом, и бродячих. О последних пишут, что они подобны странствующим святым. Различают собак и по характерам. Среди них называют жрецов, воинов, земледельцев, странствующих певцов, воров, диких зверей, куртизанок и детей.

SOLEDAREX:
Легенда о происхождении собак
Каждый из нас встречался с собакой. Многие знают о ее происхождении из энциклопедий, а также научной и популярной литературы. А нашим предкам энциклопедией служили предания и легенды, объясняющие различные явления в природе и животном мире. В Трудах этнографическо-статистической экспедиции в западнорусский край, опубликованных в Санкт-Петербурге в 1872 году, говорится:

«Однажды человек шел на охоту и, повстречав двух зверьков, начал их спрашивать: откуда они? Те отвечали:
— Мы прежде жили в воде, а теперь будем жить на земле.
— Как вы называетесь?
— Собаки.
— Чем я могу удостовериться? Собаки вынули свои документы и показали ему. Действительно, собаки. Тогда он сказал им:
— Смотрите, вам дозволено жить на земле всего только один год, а по истечении этого времени вам опять нужно идти жить в воду.
Через год встретился он опять с теми же зверьками и стал бранить их, зачем они живут на земле, когда срок прошел?
— Без документов нам нельзя идти в воду.
— Где же ваши документы?
— Мы отдали коту.
— Пойдите же и возьмите их у кота. Собаки пошли к коту и потребовали у него свои документы, но документов у кота уже не было: они были украдены у кота мышами, которые съели собачьи документы. Таким образом, собаки должны были остаться на земле и по настоящее время. Оттого теперь человек преследует собаку, собака кошку, а кошка мышей, и они всегда будут между собой непримиримыми врагами».

SOLEDAREX:
Собаки в мифах и легендах

Собака, наиболее близкое человеку животное, олицетворяет такие добрые качества как верность, бдительность, привязанность, искренность и послушание. В некоторых традициях она выполняет функции культурного героя, мифического первопредка, принесшего людям огонь. Кроме того, собака, посвященная богам войны, может быть образом храброго и решительного воина, символизировать силу, мужество и активное внимание.

Будучи помощником человека, собака ведет его по дороге к цели. Собака сопровождает человека в течение дня жизни и является его проводником через ночь смерти. Великие проводники душ, такие как Анубис, Геката и Гермес изображаются с головой собаки или имеют собаку в качестве своего атрибута. Во многих мифологиях собака охраняет границы между мирами, является стражем и владыкой подземного мира, где властвуют хтонические и лунные божества. Это мир снов, царство тьмы, другая сторона жизни, где, однако находится точка, в которой смерть становится возрождением. Здесь происходит возвращение к истокам, это энергетический центр, где пребывают силы возобновления.

В Древнем Египте встречаются кинокефалы, божества с головой собаки. Их задача — бороться с чудовищами, уничтожать врагов света и охранять вход в священные места. Анубис, покровитель умерших, почитался в различных образах — черного шакала, дикой собаки Саб, в виде человека с головой шакала или собаки. Анубис-Саб считался судьей богов. Его основные эпитеты «Хентиаменти», то есть тот, кто находится перед страной Запада (царства мертвых), «владыка Расетау» (царства мертвых), «стоящий перед чертогом богов». Анубис из «другой стороны жизни» принимает покойника, сопровождает его до берега на барке мертвых и присутствует при взвешивании сердца. Именно Анубис мумифицирует труп Озириса.

Черный Анубис связан с первым этапом алхимического процесса, «черным деланием», которое в психологическом плане означает вхождение в хаос, разъединение, распад. Древние греки отождествляли Анубиса с Гермесом.

В греческой мифологии собака — это атрибут Гермеса, посланника богов, покровителя путников, проводника душ умерших. Являясь психопомпом, подобно Гермесу, собака в то же время обладает способностями целителя и сопровождает бога медицины Асклепия (Эскулапа). Она может исцелять, давать рождение, новую жизнь.

Чудовищный трехголовый пес Кербер охраняет вход в мир мертвых, Гадес. Он охранник владений Гадеса, куда прибывают мертвые в лодке Харона. Гадес — это страна теней, но внутри, в ее глубинах, хранятся сокровища. Это богатства внутреннего, духовного мира, которые охраняет Кербер.

С подземным миром связана и Геката, хтоническая богиня мрака, ночных видений и чародейства, которая появляется в облике собаки или в сопровождении своры собак, «псов войны». Геката выступает в образе божества, связывающего два мира — живой и мертвый. Она олицетворяет мрак, вместе с тем это лунная богиня, близкая Селене и Артемиде. Артемида, дева-охотница, покровительница леса и диких животных, владычица циклов времени, ее тоже сопровождает собака.

В Древней Индии Индру, царя богов, сопровождает собака Сарама («быстрая»), которой посвящен один из гимнов в «Ригведе». Индра посылает Сараму на поиски пропавших коров к паниям, а затем освобождает их из плена. Сарама — мать двух чудовищных псов, Шарбаров, охраняющих царство Ямы. Эти четырехглазые псы с широкими ноздрями, стражи и вестники Ямы, «царя мертвых», бродят среди людей, высматривая свою добычу — людей, которым суждено умереть.

В Древнем Иране есть предание, что на Древе Всех Семян сидит Сенмурв, священный пес Ахурамазды, покровитель зародышей и всходов. Он изображается крылатым и покрытым рыбьей чешуей, что символизирует господство в трех стихиях — в воздухе, на земле и воде. Каждый раз, когда он подымается, у дерева вырастает тысяча ветвей; когда он садится, он ломает тысячу ветвей и рассеивает их семена.

У зороастрийцев собака — второе по святости существо после человека, «самое любезное творение». Кормление собаки, в том числе ритуальное, имеет большое значение: пища, данная собаке, предназначается для душ умерших; время кормления собаки — сразу после захода солнца — принадлежит фравашам, душам умерших. Для выполнения погребальных обрядов в зороастризме используют белых «четырехглазых» собак (с темными пятнами под глазами). «Четырехглазость» подразумевает способность собак видеть саму смерть, с чем связан ритуал «сагдид» («взгляд собаки», «осматривание собакой»), когда собака своим взглядом прогоняет от мертвого тела дэва трупной скверны. Две собаки стерегут мост Чинват, ведущий в мир иной.

У ацтеков Шолотль, брат-близнец Кецалькоатля, имеет голову собаки. Собака, как Шолотль, который сопровождает Солнце в его путешествии в подземном мире, могла провести умерших к месту вечного пребывания. Шолотль, Венера вечерняя, вместе с Кецалькоатлем, Венерой утренней, отправляется в Миктлан, царство мертвых, за костями людей прежних эпох ради создания людей нового поколения; он помогает Кецалькоатлю избежать коварных ловушек Миктлантекутли, владыки подземного царства, и вернуться из царства мертвых, получив желаемое. Десятый день календаря ацтеков является днем пса. Последним, тринадцатым, знаком мексиканского зодиака, представляющим период хаоса, безвременье, было созвездие Собаки, связанное с понятием смерти и, одновременно, с воскресением, возобновлением.
 
В кельтской мифологии собака сопровождала богов охоты, войны и героев, а также бога-целителя Ноденса. Одним из атрибутов солнечного бога Луга был волшебный непобедимый пес, знаменитый еще и тем, что «...стоило ему в ручье омыться, как воды в нем текли вином и молоком».

В ирландской традиции Кухулин — главный герой многочисленных саг. В раннем возрасте он отличился тем, что убил чудовищного пса кузнеца Кулана. Имя Кухулин — «Пес Куланна» — герой получил после того, как вызвался заменить убитую им собаку в качестве сторожа.

В скандинавской мифологии демонический пес Гарм является стражем подземного мира. В последней битве перед концом мира он вырвется на свободу и вступит в бой с асом Тюром. В этом сражении оба погибнут.

В древней мифологии славян в крылатую «собаку — птицу» мог воплощаться солнечный бог Семаргл , входивший в число семи божеств древнерусского пантеона. Семаргл символизировал Солнце летнего солнцестояния и считался охранителем посевов.

Предки верили в дар предсказания этих животных, которые предчувствовали пожар, несчастье, смерть. Раздвоенность образа собаки, его «нечистота» проявляется в тех легендах и сказаниях, где речь идет о способности ведьм и упырей превращаться в собак.

В символизме христианства собака означает верность, бдительность, охрану, а иногда становится аллегорией священника, «доброго пастыря». Как хранитель стад собака олицетворяет епископа или проповедника. Черные и белые собаки — знаки ордена Доминиканцев.

Собаку и волка можно рассматривать как два взаимодополняющих аспекта одного символа. Символически собака является светлой стороной волка. К примеру, у Аполлона, сияющего повелителя Солнца, друг — волк, тогда как у его сестры, Артемиды, лунной богиня — собака.

SOLEDAREX:
Происхождение собак - мифы
На протяжении многих столетий происхождение собаки не только связывали с высшими силами, но и обожествляли само животное. Почему это происходило, сказать трудно. Вероятнее всего потому, что собаки были одним из главных предметов внимания человека. Ведь сначала он изучал то, что видел рядом с собой, а уж потом самого себя. И, отталкиваясь от своих, в то время еще скромных познаний, он наделял животных разумом, подобным своему - человеческому. Это представление мало-помалу менялось благодаря более пристальным наблюдениям за животными, когда люди, хотя и с трудом, но составили представление об их инстинкте. Всегда одинаковый, идущий к цели с неизменной верностью, инстинкт в понимании наших предков мог быть уподоблен только божественной силе, которая находилась в животном. Животные считались как бы рабами богов. И это понятие окончательно утвердилось, когда различные их виды были «распределены» между разными богами.
Храм Юпитера в Риме сторожили собаки. Римляне приносили пса в жертву Марсу, когда хотели, чтобы родившиеся щенята были сильными и свирепыми, или на поле сражения, перед началом битвы, чтобы вселить в солдат дух храбрости и непоколебимости. Римский историк Квинт Кур-ций Руф писал, что перед сражением для возбуждения смелости в воинах перед ними выставляли внутренности принесенного в жертву пса. А может быть, это было связано с ритуалом гадания по внутренностям жертвенных животных?
Но особой популярностью пользовались в Риме комнатные собачки, которые были так любимы в домах патрициев, что Юлий Цезарь однажды поинтересовался: не перестали ли римские матроны рожать детей, отдав предпочтение собачкам.
Использование собак в военных целях практиковалось во многих странах.
 
 
Например, древнеперсидский царь Камбиз при завоевании Египта в 525 году до нашей эры применял в сражениях своры мощных мастифов. В IX веке до нашей эры халдеи при вторжении в Южную Месопотамию обучали своих собак боевому искусству, надевали на них тяжелые металлические ошейники с острыми кривыми ножами.

Когда-то и крепость Гагра имела ночной патруль из двухсот собак, состоящих на казенном довольствии По вечерам их выпускали из крепости, они рыскали вокруг стен и в случае опасности поднимали лай, служивший сигналом для гарнизона.

Почитание собаки греками распространилось и на небесные сферы. Восход самой яркой звезды в созвездии Большого Пса - Сириуса - у афинян знаменовал начало нового года.
 
 
Собаки составляли стражу многих греческих храмов. Они пропускали только греков и ожесточались при виде чужестранцев.
По преданию древнегреческие собаки спасли от врагов город Коринф. Пятьдесят собак охраняли цитадель. В одну из ночей, когда внутренний гарнизон спал, приплыла неприятельская флотилия, и на подступах к городу завязалось сражение с псами, верными своему дому. Помощь людей подоспела, когда в живых осталась лишь одна собака по кличке Сотер. Неприятель был разбит и цитадель спасена, а Сотер получил в награду за свою храбрость серебряный ошейник с надписью «Сотер защитник и спаситель Коринфа». В его честь был воздвигнут мраморный памятник .

Римляне также почитали своих собак. Их изображения выбивали на монетах, изображали на фресках, выкладывали в мозаичных панно, воспевали в стихах.
 
 
Собака вообще пользовалась особой любовью у египтян. Геродот рассказывал, что когда в семье египтянина умирала собака, то все домочадцы погружались в глубокий траур и в соответствии с тогдашним обычаем брили головы и длительное время не прикасались к еде. Тело умершей собаки бальзамировали и торжественно хоронили на специальном кладбище. (Эти кладбища существовали чуть ли не в каждом городе.) Участники траурной процессии горько плакали и причитали, как это бывает при кончине близкого человека...
На культурное развитие Греции во многом повлиял Египет. Греки почерпнули у египтян в числе прочего понятие о подземном царстве и жизни после смерти. Так, Пифагор, вернувшись на родину из Египта, рекомендовал держать собаку у рта умирающего, поскольку именно это животное наиболее достойно получить отлетающую душу и навсегда сохранить ее добродетели. Согласно греческой мифологии, трехголовый пес Цербер, на шее которого шевелились змеи, сторожил выход из подземного царства Аида, чтобы души мертвых не могли возвратиться в общество живых.
Там же, в царстве Аида, на берегах священной реки Стикса водились чудовищные собаки. Они сопровождали свиту богини Гекаты (древние приписывали ей то собачий лай, то собачью голову, то наружность собаки), которая блуждала безлунными ночами по дорогам и возле могил. Геката насылала на спящих людей кошмары и тяжелые сны. Она считалась помощницей в колдовстве. И чтобы задобрить ее, люди приносили ей в жертву собак.
 
 
В одном из древнегреческих мифов рассказывается, что Орфей, пытаясь вернуть Эвридику из царства мертвых, заворожил страшного сторожа Цербера своим пением. В другом - пророчица Сибилла покровительствовала бежавшему из разрушенной Трои Энею и помогла ему спуститься в подземное царство Аида, бросив Церберу лепешку со снотворной травой. Вероятно, ничто мирское грозному стражу не было чуждо, и обыкновенная подачка сокрушала все его жесткие принципы.
Если же учесть, что двухголовый пес по кличке Орфо пас коров чудовищного великана Гериона, то можно с уверенностью сказать: «деятельность» собак в мифах Древней Греции была самая разнообразная.
В повседневной жизни греков собака занимала довольно почетное место. Вместе с человеком она принимала участие в охоте, которая была очень популярна. Держали собак в домах и как развлечение, и как охрану. Любовь Сократа к своей собаке была так велика, что он имел привычку клясться ее именем. Обратил внимание на собаку и Диоген - древнегреческий философ, киник. Он, как известно, жил в бочке, выражая этим свое пренебрежение к культуре и стремление к «естественному» состоянию.
 
 
Символом свободы Диоген считал бездомную бродячую собаку.

В существование бога в образе собаки некогда верили и различные племена Эфиопии. Они усматривали одобрение какого-либо деяния по вилянию собачьего хвоста. Чем активнее было виляние, тем богоугоднее дело. Если собака вылизывала человека, то это воспринималось как великая милость Всевышнего, а злобный лай собаки в ых понимании означал его явное недовольство. По сей день папуасы Новой Гвинеи твердо убеждены, что если гремит гром, то это лают собаки, охраняя границы царства мертвых.

Культ собаки был свойствен Древней Месопотамии, куда этих животных в незапамятные времена завезли с Тибетского плоскогорья. В клинописных документах, датируемых приблизительно четвертым тысячелетием до нашей эры, упоминается пес с четырьмя желтыми глазами. Ему была поручена охрана моста, через который надлежало проследовать в потусторонний мир душе покойника.
В некоторых странах собаке «поручались» не только души людей, но и тела усопших. Там считали, что именно желудок животного - лучшее вместилище души покойного.
По поверьям древних египтян собака - важнейший элемент в заупокойном культе усопших. Она - страж преисподней и спутник загробного существования душ. В Египте бог мертвых Анубис представлялся жителям древней страны в виде человека с головой собаки или шакала (иногда просто в виде шакала или собаки). Он сопровождал души усопших в зал судилища, где взвешивались их сердца (символ души) на специальных весах, уравновешенных истиной. Анубису отводилась значительная роль в погребальном ритуале; одной из его важнейших функций была подготовка тела покойного к бальзамированию и превращению его в мумию.
Изображения Анубиса сохранились на стенах погребальных камер и гробниц. Статуя этого бога украшала храм Изиды и Озириса, гробницы в катакомбах Ком-Эль-Шугафа, являющихся одним из известных мест древнейших погребений в Александрии. Анубис тесно связан с некрополем в Фивах, одном из крупнейших городов и культурных центров Древнего Египта, на печати которого изображался лежащий над девятью пленниками шакал.
Центром культа Анубиса считался Кинополь - «город собаки». И если кто из жителей других городов убивал собаку из Кинополя, то это считалось достаточным поводом для объявления войны.

Дополнительно можно отметить и тот факт, что обязанности палача в Древнем Египте исполнял жрец в маске Анубиса.
Почему же образ собаки связывался с таким сложным и ответственным моментом в жизни человека, как переход в неведомый живым потусторонний мир? Почему именно собака должна решать судьбу души человека там, в другом мире? Может быть потому, что в таком важном деле нужна честность и неподкупность, да и любовь к человеку нужна особая... А ведь именно эти качества так характерны для собаки. Или, может быть, ее избрали для этой процедуры по каким-то другим причинам, ведомым только древним?

SOLEDAREX:
Предание про ирландских волкодавов
Давным-давно на острове Эрин, о зеленые берега которого разбивались суровые волны Северной Атлантики, влиятельный жестокий друид хотел покорить сердце прекрасной ирландской принцессы. Не добившись взаимности, он обратился к злому колдуну, и тот превратил красавицу в громадную собаку. Но кормилица принцессы успела в последнее мгновение обратиться к доброй фее, которая смягчила злые чары и выговорила условие к коварному заклятию: принцессе вернется человеческий облик, как только она родит в образе собаки. Так оно и случилось. Когда у принцессы родилось два щенка - "мальчик" Бран и "девочка" Сколанн, чары рассеялись, и собака вновь обернулась прекрасной девушкой, а Сколанн и Бран стали прародителями могучих бесстрашных гигантов, спутников странствующих кельтов и надменных королей, - ирландских волкодавов, имеющих нежное сердце и гордый, независимый нрав.

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии